«Я не жмот, я домовитый!» (С).

15

 

«Я не жмот, я домовитый!» (С).

Речь пойдёт о танках РККА перед началом ВОВ.

Некоторые исследователи, насчитали аж более 10 тысяч штук в западных округах накануне ВОВ. Но, почему-то никакой особо положительной роли они в приграничном сражении не сыграли. Даже напротив, их тотальный неуспех при заявленном количестве, вызывал лишь горечь и разочарование. А если учесть, что и пехоты у нас было мало – чего-ж удивляться разгрому.

Суть альтернативы предельно проста – вывезти на хрен из западных округов в тыл все «лишние» танки, а вот количество пехоты, наоборот увеличить.

Как там будут увеличивать количество пехотных дивизий – головняк для товарища Тимошенко. Но, пусть (по условию АИ), на пару с Г. К. Жуковым, они, твёрдо и однозначно решат для себя, что в полном соответствии с законами войны, наступать нам пока проблематично: планы противника в полном тумане, как и состав с дислокацией его основных сил; наша армия (да что там армия, страна в целом!) к войне вообще по большому счёту ещё не готова. Да и с умением проводить масштабные наступательные операции, пока не шибко.

Поэтому, прежде всего, надо сосредоточиться на обороне. Нагнать пехтуры побольше, обеспечить её выгодными рубежами и пока ещё есть время (незнаемо сколько!) приказать ей, строить хорошо оборудованные рубежи обороны и вообще, «закапываться в грунт», строя основные, запасные, отсечные и прочие позиции, отрабатывать логистику и маршруты отходов с боями на запасные рубежи обороны. Которые тоже надо ещё «рекогносцировать» и подготовить в инженерном плане. А танки – только в качестве высокомобильного резерва для парирования угроз прорывов и прикрытия тех ОРГАНИЗОВАННЫХ отступлений. Чтоб никаких идиотских Директив №3.

Вся «сэкономленная» таким образом техника (особенно неисправная!), «мигрирует» в распоряжение войск Второго стратегического эшелона – перед которым уже и будут ставиться все контрударно-наступательные задачи.

Так что там, насчёт танков?

Оставить их ровно столько, сколько мы сможем использовать эффективно в обороне. Насколько у нас есть ресурсов в плане логистики. Ибо все танки, на которые не хватит той  логистики – будут потеряны бездарно и без всякой пользы. А вот то, ЛИШНЕЕ (!), что мы своевременно вывезем в тыл – мы же потом используем со СПАСИТЕЛЬНОЙ эффективностью!

Чтоб не «растекаться слогом», ограничусь одним ЗОВО.

В округе формально шесть мехкорпусов. Укомплектован и боеготов к началу войны был только один (6-ой). Два (17-й и 20-й) – корпуса «второй очереди», в которые танки (не считая учебных), не предполагалось поставлять аж до 42 года (что они вообще в таком случае делали в приграничном округе – совершенно непонятно!).

Т. е. реально в округе не шесть, а четыре мехкорпуса. Да и из тех четырёх, в трёх, не хватает буквально всего – танков, пехоты, артиллерии, транспорта и спецтехники. Конкретно танков в 11-ом МК было всего на дивизию – 237 штук исправных (из 414 по списку!). В 13-ом – всего 294 танка. В 14-ом – 518 (500 Т-26 и 18 БТ). Даже на две дивизии не хватит!

КАК умудрялись насчитать в ЗОВО более 3,5 тыс. танков, когда, по сути, в округе было не 6 мехкорпусов (если бы все они были полностью укомплектованы, это были бы умопомрачительные 6180 танков!), а только один мехкорпус и четыре не полные дивизии, имеющие в сумме не более 2,5 тыс. исправных танков? Может просто списали у немцев их едва ли правдивую победную реляцию после разгрома ЗФ – мол РККА в ходе того разгрома потеряла… те самые 3,5 тыс. танков!

Но корпусов-то нам по-прежнему надо именно четыре! Не меньше. Даже учитывая, что мы планируем только обороняться. Из простого расчёта — ровно по одному на каждую из четырёх армий округа! Без них, они не то что не выстоят – выстоять тогда вообще никаких шансов не было, а не смогут даже организованно отступать. Банально не будет чем прикрывать те самые отступления.

Все понимают, что структура мехкорпусов неудачна. Они громоздки, перегружены танками, имеют недостаточно пехоты, мобильной артиллерии и очень слабую логистику. К тому же, в корпусах практически нет корпусных средств усиления. Просто не предусмотрены структурой!

Вывод – структура нужна другая. Какая? Простая. Вместо двух танковых и одной моторизованной – всего две моторизованные дивизии. Плюс хоть какие-то средства усиления корпусного уровня – чтоб было чем поддержать и усилить те дивизии в критических ситуациях, не допуская фатальных разгромов.

В РИ ЗОВО: 6 МК – 12 ТД+ 6 МД.

В АИ ЗОВО: 4 МК – 8 МД.

Как видите на лицо огромная экономия, за счёт которой ВСЕ четыре МК округа можно привести в самый что ни есть боеспособный вид!

Танковый полк в моторизованной дивизии тоже перегружен танками.

Так много как было в РИ – не нужно. В полку будет только три танковых батальона по 53 танка в каждом. Плюс танковая рота (16 таких же машин) в разведбате. Всего 159 танков в танкобатах, а так же 16 лёгких и 15 плавающих танков в разведбате. В сумме 190 танков на дивизию. Вполне на уровне немецких ТД. Для наших стратегов, не шибко обременённых ни тактической подготовкой, ни средствами связи, более чем. Не говоря уже о логистике!

Типаж тоже выделим особо.

В дивизиях мехкорпусов фланговых 3-й и 4-й армий – танки Т-26 (однобашенные).

В дивизиях центральной 10-й армии и резервной 13-й армии – для которых манёвр важнее – БТ-7.

В качестве корпусного средства усиления, каждый из четырёх МК получит по батальону сокращённого состава (3 танка во взводе) танков Т-34.

Всего в 11-ом и 14-ом мехкорпусах, получается по 350 Т-26, по 30 Т-38 и по 33 Т-34 (413 танков в мехкорпусе). В сумме 700 Т-26, 60 Т-38 и 66 Т-34.

Всего в 6-ом и 13-ом мехкорпусах, получается по 350 БТ-7, по 30 Т-38 и по 33 Т-34. В сумме 700 БТ-7, 60 Т-38 и 66 Т-34.

В округе, соответственно, по 700 Т-26 и БТ-7, 120 Т-38 и 132 Т-34.

В качестве «гвардии» окружного подчинения, под рукой самого Павлова – единственный отдельный батальон тяжёлых КВ-1 (27 машин – 9 танков в роте без выделенных командирских машин), плюс три учебно-боевых танковых батальона в отдельном учебно-запасном окружном танковом полку: 53 Т-26, 53 БТ-7, 33 Т-34, 15 Т-38 и 3 КВ-1.

Т. е. всего в округе будет 1836 танков:

Т-26 – 753.

БТ-7 – 753.

Т-38 – 135.

Т-34 –165.

КВ-1 – 30.

Да, это практически ВДВОЕ меньше, чем имелось в РИ фактически (если исходить из утверждений про наличие «более 3,5 тыс. танков»). Но!

Это будут исключительно исправные и боеготовые машины, обеспеченные всем необходимым для эффективного применения.

Артиллерию в мехкорпусах тоже чутка «подправим».

Тяжёлые 152 мм гаубицы из структуры моторизованных дивизий исключаем. Дивизион тех, тяжёлых гаубиц, заменяем на дивизион 76 мм дивизионных пушек на автомобильной тяге.

Два смешанных дивизиона (4 76 мм пушки и 8 122 мм гаубиц) оставляем без изменений.

Количество противотанковых пушек увеличиваем на две штуки (32 вместо 30). Теперь, в каждом мотострелковом батальоне и разведбате будет по два противотанковых орудия. По противотанковой батарее (4 орудия) в каждом из двух мотострелковых полков. И, противотанковый дивизион (12 орудий), в дивизии. Вот и получается 32 штуки. Рад бы больше – да взяться неоткуда.

Зато вводим уже на корпусном уровне отдельный «корпусной» артиллерийский полк, в котором будут: тяжёлый гаубичный дивизион (12 тех самых 152 мм гаубиц), тяжёлый зенитный дивизион (12 85 мм зенитных пушек) и дивизион ЗПУ. Причём 152 мм гаубицы используем старые обр. 1909/30 года, НО (!) переставленные на новые металлические колёса с ошиновкой, допускающие возку на скорости не менее 12 км/ч. в практически боеготовом виде, и до 15 км/ч в походном положении с оттянутым назад стволом.

А до 15 км/ч – это та самая скорость, которая и среднему арттягачу СТЗ-5 с такой нагрузкой вполне по силам (это вам не дурында М-10!)  и для тех же Т-26 нормальная средняя маршевая скорость по просёлочной дороге.

Мотоциклетные полки (как почти единственное средство корпусного уровня в РИ), по их невозможности успеть полностью укомплектовать матчастью, ограничим отдельным мотоциклетным батальоном. Вместо двух других мотоциклетных батальонов, введём ОДИН, но уже мотострелковый батальон. Для экстренных перевозок и улучшения логистики, вводим и дополнительный автобат корпусного подчинения. Для усиления частей связи, при штабе корпуса, будет отдельный батальон бронеавтомобилей (16 лёгких БА-20 и 16 средних БА-10М).

Таким образом, непосредственно под рукой комкора, в корпусном резерве, будут: отдельный батальон тяжёлых танков, отдельный батальон бронеавтомобилей, артиллерийский полк, мотоциклетный и мотострелковый батальоны. Не плохая такая группа «личной гвардии», способная оказать действенную помощь любой из двух моторизованных дивизий корпуса, если ту сильно прижмёт.

 

Дислокацию мехкорпусов и моторизованных дивизий тоже чутка подправляем.

11-й МК 3-й армии заранее сосредотачиваем под Гродно. Тыловую базу корпуса, изначально переносим в Лиду – в сторону которой будут отступать с боями части 3-й армии и её 11-го МК.

Что совершенно очевидно. С одной стороны, если немцы начнут наступление на Белосток через Гродно, как бы не повернулись там наши дела, тыловая база мехкорпуса, уже не окажется в окружении. С другой стороны, если немцы ударят с Сувалкского выступа прямо на ту самую Лиду, 11-й МК сможет стремительным манёвром их перехватить. И тот и другой варианты даже в РИ предусматривались ГШ РККА и Жуков с Тимошенко прямо указывали на риски таких немецких ударов. Вот только совершенно непонятно, если они ПОНИМАЛИ эти риски и указывали на них Павлову и командованию 3-й и 10-й армий, какого хрена это НИКАК не отразилось ни на районах дислокации наших частей, ни на их силах и составе, что так же было в исключительной компетенции ГШ и НКО. Или, проще было ничего не делать, а потом, жидко обделавшись, свалить всё на Павлова?

Конечно, немцы блестяще обманули наш ГШ и на Гродно наступали лишь пехотой, на Лиду особо отвлекаться не стали, и во фланг и тыл ЗФ вышли танковой группой сразу на Минск, от Вильнюса (тогда Вильно) через порядки разгромленного ПрибОВО.

Но вот если бы, большая часть сил 3-й армии была изначально оттянута восточнее – к той самой Лиде, им уже не надо было бы вести тяжёлые и безнадёжные бои за Гродно, прикрывая фланг засунутой на далеко выступающий «балкон» 10-й армии, из-за чего было потеряно время, нарисовалось окружение и для защиты Минска войск уже катастрофически не хватило.

6-й МК 10-й армии перемещаем от Белостока под Волковыск, вместе со всеми тылами. В самом деле, я отлично понимаю, что 6-й МК дислоцировался возле Белостока именно на случай попытки немцев устроить нам окружение основных сил ЗФ именно там – под Белостоком. Вот только какой смысл было держать самый сильный МК в готовом мешке (вместе со всей 10-й армией), если фланговые 3-я и 4-я армии были априори фатально слабы? А ударить по прорвавшим их порядки немцам мощнейшим лобовым контрударом, можно было только в одну сторону – либо на север, либо на юг. Т. е. как ни крути, при нынешней дислокации, 10-я армия в любом случае оказывается под серьёзной угрозой окружения!

Если же МК сосредоточить не под Белостоком, а под Волковыском – возможность нашего контрудара в любом направлении полностью сохраняется, а в случае неудачи (что мы имели в РИ под Гродно) корпус уже не оказывается в окружении и имеет возможность отходить на восток! И не только отходить самому! Он сможет сдерживать немцев, позволяя выйти из окружения и другим частям 10-й армии.

В РИ, Павлов, убедившись, что удар на Гродно (с рамках Директивы №3 ГШ и НКО) для 6-го МК не более чем изощрённое самоубийство, требовал от Болдина и Хацкилевича отвода 6-го МК именно на Волковыск. А что мешало Жукову и Тимошенко сделать это заранее? Или они всерьёз рассчитывали, в случае начала войны, бросить 6-й МК в наступление? Но какой находящийся в здравом уме стратег собирается наступать, имея столь слабые и уязвимые фланги?!

14-й МК 4-й армии под Пружаны. Тыловую базу в Барановичи. Тут вообще без вариантов – заблаговременное сосредоточение под Пружанами, вопервых, выводит все части 14-го МК из-под первого удара немцев. А во вторых, оно надёжно прикрывает стратегически важную кобринскую развилку, от которой немцы получали выход сразу на два шоссе, ведущих в конце-концов на Москву (немцы вышли на развилку уже на второй день войны, разгромив 4-ю армию намного превосходящими силами и Москва понятия не имела какую из двух дорог выберут немцы).

А Барановичи – самая удобная тыловая база, если основные силы сосредоточены под Пружанами.

13-й МК 13-й армии в полном составе под Минском. Это резерв штаба округа. Как и вся 13-я армия – его второй эшелон. Без каких либо дополнительных комментариев.

Понятно, что все эти, не слишком значительные перетряски и перестановки, ЗФ не спасут. Чтоб выстоять, пехоты надо вдвое больше, оборудованные рубежи обороны иметь до самой Березины, и войска дислоцировать именно для упорной обороны, прежде всего на флангах, и с надёжно обеспеченным тылом. Всё, что тот же Павлов требовал от ГШ едва не с момента своего назначения на ЗОВО. Но, увы, Сталин велел ему, образно говоря, «не умничать» и делать сугубо то, что велит ГШ.

Сейчас, тут главное не это. Если уж нам, в силу непреодолимых обстоятельств, предопределён разгром, то предложенные в АИ мероприятия, позволят избежать напрасных потерь и в людях, и в технике (сколько бездарно сожжённых и просто брошенных танков мы на этом сэкономим!). Использовать их меньшее количество намного эффективнее. Нанести немцам более ощутимые потери, возможно, хоть чутка, притормозить скорость их наступления и сохранить намного больше сил для мощного контрудара войсками второго эшелона РККА (не путать со вторым эшелоном ЗОВО (его 13-й армией)).

Подписаться
Уведомить о
guest

51 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account