Порох — хлеб войны. Кто производит и почему не хватает главного ресурса боевых действий

15

Очень интересная статья. Однако из-за того что тема скользкая комментарии сразу закрыл что называется во избежание.

Начинать лучше всего издалека. В декабре 1940 года в небольшом городке Цоссен (юг Германии) среди оранжерей которого располагался мозг немецкого генштаба, прошли военные игры (на картах). В отличие от предыдущих теоретических обкаток будущих военных действий Германии против Польши, Франции и т. д., на этот раз разыгрывался сценарий плана №33408/40 «Барбаросса». Присутствовало все высшее военное руководство рейха — Гитлер, Гальдер, фон Браухич, Паулюс и пр.

Содержание:

Краткий исторически экскурс

«Спикером» был Паулюс, получивший за два месяца до этого в разработку план «Барбаросса»:

— Внимание! Мы проникаем в Россию через ее европейскую часть, имея вначале явную выгоду — бить сжатым кулаком. <…> К востоку от границы территория СССР, словно гигантская воронка, начинает для нас резко расширяться. <…> Продолжая наступление, мы растягиваем свой фронт. <…> Наш кулак разжимается, так что, начиная с белорусских Барановичей, мы вынуждены продолжать бить уже растопыренными пальцами. <…> Эта географическая воронка требует введения дополнительных резервов, в первую очередь, в направлении центра и юга. <…>

В то время, как генералы баловались на гигантских картах, бесстрастные статистики, молча, по мере углубления танковых колонн на территорию СССР, беспрерывно обновляли на специальном табло расход ресурсов (от боеприпасов до топлива для техники) и оставшиеся резервы. Когда боевые порядки достигли условной линии Рига — Минск — Житомир, прозвучала команда: «Ролики, стоп!» До Киева и Смоленска еще не дошли, но танковые и автомобильные баки были уже пусты. Кровь войны перестала течь по ее венам. Кроме того, на грани исчезновения были и другие ресурсы: вольфрам (для танковой брони), каучук (для автомобильных колес) и черт знает что еще, включая замороженные свиные туши, из-за чего гражданское население Германии могло есть мясо лишь четыре раза в неделю.

Паулюс подытожил:

— Стратегия, господа, — это алгебра войны, позволяющая дифференцировать конечный результат сражения задолго до нее. Нам следует лучше подготовиться. Добавить исходных данных.

Лучше всех эту «алгебру» понял Гальдер (начальник генштаба), несколько позже, уже без свидетелей, сказавший Паулюсу: «Нам нужен блицкриг. Затягивание войны грозит нам катастрофой…»

На следующий день после «игры» эмиссары рейха разъехались по странам — сателлитам Германии «выбивать» из союзников (Италия, Финляндия, Венгрия, Румыния, Голландия, Дания, Норвегия, Швеция, Франция, Испания и пр.) ресурсы. Паулюс, кстати, отправился «выбивать» нефть из Румынии…

А в марте 2022-го стало ясно: та история, декабря 1940-го, повторилась.

Прямые параллели

Судя по развитию событий на украинском театре военных действий, планировщики войны (в первую очередь те, кто провоцировал Киев на ее развязывание) рассчитывали именно на блицкриг, в ходе которого Россия за неделю-другую захватит всю территорию Украины, после чего в стране должна была начаться диверсионная война против «захватчиков».

Для диверсий пушки и танки не нужны. Для них нужны гранатометы и противотанковые комплексы. Именно они и составляли около 90% всей номенклатуры продукции военного назначения, поставленной Зеленскому. «Джавелин» прекрасно приспособлен для поражения гражданской техники. Массовые поставки тяжелой военной техники на Украину начались лишь к концу 2022 года, когда стало ясно: Россия блицкриг то ли не смогла, то ли не захотела.

А в начале 2023 года выяснилось: война испытывает не жажду (нефть — нескончаема), а голод. Хлебом войны и главным ресурсом продолжения боевых действий стал порох. Именно его стало не хватать. Поэтому, когда со всех сторон заговорили про снарядный голод — в первую очередь речь про него, про порох.  Так как 152–155-мм снаряд — это, по сути, огромный патрон, состоящий из четырех частей: взрывателя, снаряда, метательного вещества и капсюля-воспламенителя. Но если в обыкновенном автоматном патроне пороха около 1,5 г, то в метательном заряде снаряда — от 10 до 15 кг.

Точных данных по объемам использования странами пороха, разумеется, никто не оглашает. Но не беда, на логику и правильность наших умозаключений это никак не влияет.

Все познается в сравнении

Думаю, еще не все забыли, как во время штурма Артемовска в середине прошлого года основатель ЧВК «Вагнер» Евгений Пригожин через СМИ стал привлекать внимание общественности к нехватке на передовой снарядов. Основной посыл тех публикаций был направлен на якобы существующий конфликт между Минобороны и ЧВК. В это можно было бы поверить, если бы не было других — косвенных — данных: снарядный голод был спровоцирован не конфликтом между военным ведомством и частной военной компанией, а реальным дефицитом пороха.

Уже с весны 2022 года, считай, за год до битвы за Артемовск, российские охотники начали обсуждать резко возросший ценник на порох. В качестве причин назывались, с одной стороны, прекращение поставок пороха из-за рубежа (вследствие санкций), с другой — уход отечественного пороха из гражданского сектора на нужды российской армии, участвующей в боях на Украине. Продавцы пороха в магазинах так не считали. По их мнению, охотничьи пороха ввиду их свойств и характеристик в автоматные патроны не зарядишь. Просто пороха пока не хватает, так как его рынок после ухода западных производителей пока не восстановился.

А он и не восстановится. Как раз из-за украинского кризиса.

Не пороха не хватает: не хватает его компонентов. В первую очередь —   хлопка, из которого синтезируют нитроцеллюлозу, как на производство пороха для охотников, так и пороха для армии. Второе — важнее

Кроме того, сыграл свою роль и фактор чудовищной массовости использования средств поражения в СВО.

Для лучшего понимания. Средний расход патронов (только патронов!) контингента СССР в Афганистане (около 100 тыс. человек) накануне выхода из этой страны в 1989 г. составлял 3 млн шт./мес. Для производства трех миллионов патронов требуется порядка 4,5 т пороха.

Общая численность российской военной группировки на Украине минимум в пять раз больше. Интенсивность боев — на порядок выше. Другими словами, только на патроны для нужд Российской армии требуется от 200 до 220 т пороха. В месяц. А еще есть расход снарядов. Если взять за основу среднесуточный расход 152-мм болванок в 10 тысяч выстрелов, то при объеме пороха в 10–15 кг в одном метательном заряде расход пороха будет составлять 100–150 т/сут. При 20 тыс. выстрелов — 200–300 т/сут. При 50 тыс. выстрелов — 500–750 т пороха в сутки. Или до 22,5 тыс. т пороха в месяц.

А пока вы мысленно представляете себе эти выстрелы и тонны, мы перейдем к хлопку.

15 июня прошлого года оборонные ведомства Дании и Норвегии выпустили совместное коммюнике, согласно которому обе страны «договорились передать Украине 9000 артиллерийских снарядов». Норвегия обещала предоставить снаряды (7000 — из собственных запасов), а Дания — взрыватели и метательные заряды.

В этой информации важны два факта. Первый касается количества боеприпасов (на день не сильно интенсивной перестрелки), второй — что три четверти переданных Украине боеприпасов будут не новыми, а из запасов. Лишь в 2025 году норвежцы планируют заместить их новыми. Это — реальный показатель того, как планируют страны ЕС свое собственное участие в военных действиях на стороне Киева. Никак не планируют. Это не слова о русской угрозе, это дела, ничего общего со словами не имеющие.

Оголять свои запасы с обещанием их восполнить через два года — признание того, что ни с кем воевать норвежцы не собираются

За пару месяцев до норвежцев и датчан французская компания EURENCO пообещала вернуть производство пороха из Швеции на свой завод в Бержераке (юго-запад Франции) в объеме 1,2 тыс. т/год. Этого объема хватит для производства «500 тыс. модульных метательных зарядов для 95 тыс. выстрелов, из которых 15 тыс. предназначены для нужд французской армии в рамках закона о развитии национальной обороны до 2030 года». Оставшиеся 80 тыс. зарядов для 155-мм снарядов, в случае если они попадут на Украину, — это на один-три месяца стрельбы. При этом ввод в эксплуатацию нового завода запланирован на  2025 (!) год. Более того. Ввиду того, что с февраля нынешнего года Китай прекратил экспорт хлопка, руководство EURENCO уже сообщило, что планы по строительству завода будут пересмотрены и отдалены.

Испанская Expal, принадлежащая немецкому концерну Rheinmetall, которая с середины прошлого года выполняет заказ немцев на поставку 100 тысяч 155-мм снарядов Украине до конца 2024 года, тоже может остаться не у дел. Тоже из-за Китая, который объявил о прекращении экспорта хлопка. А пока суд да дело, Expal пообещала изучить конъюнктуру рынка.

Китай — очень важное звено в производстве снарядов. Страна занимает 25% мирового рынка хлопка, производя порядка 6 млн т сырья. Еще столько же — Индия. На третьем месте — США

США реализуют от 60 до 70% сырья в Гондурас, Мексику, Доминикану и в… Китай.

Остальные — по мелочи. Понять Китай можно. Китайцы явно готовят для себя неприкосновенный запас на случай войны с Тайванем. В Европе хлопок не выращивают.

В общем, вывод — прост. Войны вроде той, что идет на Украине, — не будет. «Зажигать» ее есть где, но нечем. Япония и Южная Корея уже отправили излишки своих снарядов на Украину и в Израиль. Но все понимают: когда ты заявляешь об угрозе из Китая, Северной Кореи и при этом отправляешь свои снаряды на Украину, значит, ни Тайбэй, ни Сеул войны не ждут.

Остается еще ядерная война. Там хлопок не нужен…

Источник — https://dzen.ru/a/ZgmdY7K2c1WLCkaS

Альтернативная История
Logo
Register New Account