Альтернативный Т-46. СССР

20

АИ Т-46.

Мне одному всегда казалось крайне странным и стрёмным, что в войну СССР вступил, имея в качестве основного танка, старикана Т-26, ведущего свою родословную с Виккерса-6 тонн обр. 1929 года?

Самым массовым советским танком, 22 июня 1941 года, был Т-26 обр. 1934 года – и было их более 5 тыс.! (Плюс тысяча с небольшим двухбашенных Т-26 обр. 31 г. и 1300 Т-26 обр. 1939 года). Всего ок. 7,5 тыс. Т-26. Это, безусловно, очень много! И, если бы это были хорошие танки…

Излишне говорить, что к началу ВМВ танк (даже в версии обр. 39 г.) морально устарел. Малоподвижный, перегруженный, с картонной «противопульной» бронезащитой. Слабо вооружённый. Он был не соперник даже немецкой «двушке» — та была гораздо подвижнее, лучше защищена, вооружена автоматической пушкой «навылет» пробивающей броню Т-26, и тотально «радиофицирована». Именно те «двушки» сыграли «первую скрипку» в Панцерваффе, когда Вермахт устроил «Блицкриг» союзникам в кампании на западе.

Да, ещё с 1933 года над заменой «двадцатьшестому» работали. И венцом тех работ, стал колёсно-гусеничный (КГ) танк Т-46, формально принятый на вооружение в 1936 году. С 1937-го он должен был сменить Т-26 в серии на 174-ом танковом заводе.

Но, увы. Танк оказался тем ещё недоразумением… Неоправданно большой и тяжёлый. Сложный. Не технологичный. По многим параметрам недоработанный. Неадекватный по соотношению бронезащита ­­­- вес. И, последним гвоздём в крышку гроба — очень дорогой.

Помимо «беговых» качеств, Т-46 не имел никаких преимуществ над Т-26. Отдельная история – двигатель. Начиналась разработка под 200-сильный мотор. А заканчивалась уже под 320-сильный. До серии, двигатель так не дошёл, ни в карбюраторной, ни тем более в дизельной версиях.

Сложно себе представить более странное недоразумение, чем это 17 с лишним тонное чудовище с 15 мм картонной бронёй и стоимостью как у 25-тонного Т-28! Кому он такой «хороший» нужен? Тем более предназначавшийся, прежде всего, для замены самого массового, «копеешного» 9-тонного Т-26!

Что тут можно исправить? По идее — да всю историю этого «заменителя» Т-26 надо исправлять. Причём, можно даже без резких телодвижений, поскольку тот несуразный Т-46 вовсе не безнадёжен – особенно если вспомнить, что знаменитая германская «трёшка», изначально при броне в те же 15 мм, весила не многим меньше (15-16 т.).

Вот интересно, если бы мы не закрыли тему Т-46, а поставили-таки танк в 37-ом на конвейер и продолжали всемерно его совершенствовать от серии к серии, смогли бы мы получить к началу ВОВ в качестве основного, танк не хуже немецкой «трёшки»? ИМХО — в наших тогдашних реалиях – едва ли. Ни один танк советской разработки 30-х, не перенёс бы безболезненно увеличения толщины брони в два раза (борта корпуса) и даже в четыре раза (лоб корпуса) как та немецкая «трёшка». И это ещё не считая роста калибра орудия у «трёшки» с 37 мм до 50 и даже до 75 мм! Да и тянулась бы эта волынка до самого начала войны с неочевидным итогом.

Поэтому, изначально выбираем другой путь. И другой Т-46. Изначально поближе к тому, что мы хотим получить в итоге. Сокращаем путь и экономим время. Понятно, что технологические ограничения сделают путь труднее и в итоге, времени мы сэкономим не так много. Но, ИМХО – оно того стоит! Почему? Дык, ёптть – даже ЛЮБОЙ более-менее удачный промежуточный этап в серии, будет лучше, чем орда стариканов Т-26. Уж это-то, надеюсь, бесспорно?

Стартовать, естественно, следует с изначально понятного и адекватного ТТЗ. Очень простого и конкретного:

Мы разрабатываем новый танк на замену простому и дешёвому танку сопровождения пехоты Т-26.

Тип – всё тот же гусеничный танк непосредственной поддержки.

Броня – непробиваемая для 37 мм ПТП на основных дистанциях боя (для того времени, достаточно установленной с наклоном 30 мм – как лобовая у корпуса Т-28, либо 35-37 мм установленной вертикально).

Масса – до 15 т. Смешно? Ведь Т-46 с бронькой в смешные 15 мм весил аж 17 тонн!

Экипаж – 3 чел. Для пехотного танка, замены Т-26, вполне достаточно.

Двигатель – 200 л.с. Желательно дизельный. Почему дизель? Да буй его знает! Больше запас хода при том же объёме горючки – к тому же не столь воспламенючей. О том, что дизель для СССР того времени «хай-тек», да ещё тяжелее кабюраторника – похоже, печалились не сильно. А зря. В общем, дизель – стратегическое направление, но МЫ, сильно настаивать не будем.

Подвеска – на выбор, либо по типу БТ, но с пружинами («свечами») снаружи корпуса (при необходимости, расположенными горизонтально и работающими через рычаги – как у многих зарубежных конструкций того времени), либо на всё тех же листовых рессорах, но с катками большего размера – для лучшей динамики.

Скорость по шоссе до 40 км/ч.  – не для боя, а сугубо для оперативной подвижности – что важно не меньше даже для танка поддержки пехоты.

Вооружение: без вариантов, 76 мм пушка – как наиболее эффективная именно для ПОДДЕРЖКИ пехоты. Причём она должна устанавливаться без стеснения экипажа в башне. (Т. е. погон не менее 1,5 м). Спаренный пулемёт должен быть «долгоиграющим» — для поддержки пехоты, это не менее важно чем «трёхдюймовка». Для начала – пусть хоть на базе МТ-25.

 

Как сделать такой танк? Причём быстро. (Серьёзно?!).

Учитывая, что альтернативный танк будет разрабатываться не только как альтернатива Т-26, но и как альтернатива Т-46, опять-таки ориентируемся на изначально задуманный для 15-тонного же Т-46 200-сильный двигатель МТ-4 (как и его дизельную версию ДТ-4… когданить, в перспективе).

О подвеске уже сказано выше.

КПП и трансмиссию вообще, можно использовать от БТ (соответствующе изменив передаточные числа) – там двигатель гораздо мощнее, а масса танка меньше.

Схема трансмиссии используется традиционная — как у Т-26 – двигатель сзади, КПП и привод спереди. С карданом, проходящим через БО.

Корпус по типу Т-26, собирается по привычной технологии (клёпка-сварка), на каркасе, из вертикально устанавливаемых бронеплит толщиной 30 мм и горизонтальных, толщиной 9 мм.

Башня собирается в усечённую шестигранную пирамиду по точно такой же технологии из тех же 30 мм плоских бронеплит, на погоне немногим меньше чем у башни Т-28. Поскольку башня предполагается двухместной, пулемёт спаривается с орудием и, если не считать вооружения и электропривода вращения башни (заимствованного у Т-28), оснащается точно так же, как башня Т-26 обр. 34 г.

Пушка предполагается к установке единственно доступная в то время – КТ. Конечно, тогда уже разрабатывалась полуавтоматическая и более длинностволая ПС-3, но в первую очередь, ту ПС-3 ждали «большие мальчики» Т-28 и Т-35А. А новому танку непосредственного сопровождения пехтуры (ну, типа предельно простому и не дорогому!), считалось, вполне достаточно и простенькой короткостволой КТ.

Теперь, представим себе, что наш Т-46 ИЗНАЧАЛЬНО разрабатывается по этим ТТТ, которые НЕ МЕНЯЮТСЯ под чьи-то капризы и поэтому конструктора знают, КАК им решать изначально и окончательно определённые задачи, а двигательный кластер 174-го з-да, сосредоточил ВСЕ усилия на том самом 200-сильном двигателе в двух вариантах – «быстром» (он же основной!), карбюраторном (для скорейшей отработки силовой установки танка), и «долгом» — более сложном, дизельном, которым в перспективе (когданить…), будут оснащаться уже модифицированные серийные машины. Оба мотора разрабатываются взаимозаменяемыми по посадочным местам и габаритам. Под общую систему воздушного охлаждения (тогда это считалось наиболее предпочтительным). Никто ничего в ТТЗ не меняет. Т. е. НЕ МЕШАЕТ и не затягивает разработку, сливая весь предыдущий «наратив» в мусорку. Соответственно, дело спорится.

В начале 1936 года опытный образец танка изготовлен в металле, прошёл заводские испытания и готовится к войсковым. Почему нет? После Т-26 и Т-28 у питерцев большой опыт! Вот здорово! Все радуются! Причастные получают премии и ордена. Танк нравится буквально всем!

С корпусом из 30 мм гомогенной брони высокой твёрдости. Опытным карбюраторным мотором мощностью 200 л.с.. В большой башне, банальная КТ-26. Зато, впервые в нашем танкостроении, спаренная с пулемётом! Причём это не убогий ДТ, а специальная танковая версия новенького ДУ («Дегтярёв-Универсальный» – ДТ с ленточным питанием и более «живучим» стволом).

Но и без недостатков, конечно не обошлось. Мелких таких… Как думали поначалу.

Учитывая, что был танк едва не до предела ужат по габаритам, при тогдашнем технологическом уровне, масса танка всё равно получилась ок. 17 т. вместо 15. Что много. Слишком.

С 200-сильным двиглом, подвижность столь тяжёлой машины оказалась хуже заданной – максимальная скорость при полученной энерговооружённости и на имеющейся трансмиссии не более 35 км/ч. Но и при этой скорости двигатель быстро перегревался – система воздушного охлаждения не справлялась ни на каких режимах работы. Для «сырого» ещё мотора это было фатально.

Проходимость тоже оказалась ниже предполагавшейся.

В целом, когда радости малость поутихли и начались будни испытаний, танк те испытания благополучно провалил и к тому же, всё равно оказался неприемлемо дорогим. Ожидаемо! Клёпки, в технологии сборки довольно сложного корпуса, было слишком много – а сварка применялась лишь по возможности. Т. е. сугубо эпизодически.

По итогам испытанный, весь 1936 год ушёл на масштабную доработку танка. Причём в доработку обязательным пунктом включили упрощение технологии для удешевления танка в серии. К тому же, его всемерное облегчение.

В итоге, корпус существенно упростили, отказавшись и от подбашенной коробки как у Т-26, и от каркаса, сэкономив сотни кг веса! Для упрощения технологии и удешевления производства, при подготовке бронеплит, вообще отказались от «услуг» дефицитных кромообрабатывающих станков. Нарезанные по лекалам бронедетали, с необработанными кромками, просто стыкуются торцем горизонтальной плиты к верхнему или нижнему краю вертикальной, скрепляются «прихватками» между собой, а потом, соединяются наружной и внутренней сваркой.

Никакой клёпки. Никакого каркаса. Никакой энергозатратной обработки торцов плит. Никакой трудоёмкой проварки швов на всю глубину. Само собой, никакой последующей поверхностной закалки. Вообще никакой больше обработки! Даже зачистки швов! НИЧЕГО!

Грубо, топорно, дёшево и… фатально при обстреле снарядом достаточно крупного калибра (поверхностные сварочные швы могут банально лопнуть). Но, ББС штатной 37 мм ПТП, как и фугас короткостволой полковой трёхдюймовки вполне выдержит. Чтоб в этом убедиться, были проведены соответствующие эксперименты с обстрелом корпуса из 1К (37 мм ПТП обр. 30 г.) и полковушки обр. 27 г. Корпус теперь собирался сразу же несущим, из минимального количества бронедеталей. Причём кормовые бронедетали и корпуса и башни, теперь выполнялись не из 30 мм, а из… «противоосколочной» 9 мм брони! Танку поддержки пехоты, толстая броня сзади, ни к чему!

Технологию сборки башни упростили так же, как и корпуса. Вместо сложной и трудоёмкой шестигранной, башня стала лишь четырёхгранной. Причём кормовая 9 мм бронеплита крепилась на болтах – была съёмной и в ней имелся люк на петлях, которым мог пользоваться экипаж и через который было удобно демонтировать пушку.

Конечно, выглядели и корпус и башня как какой-то примитивный эрзац, но при этом, корпус стал существенно легче и, как убедились после опытного обстрела, он сохранил достаточную надёжность. «Дёшево и сердито». Что конечно не исключало разрывов сварных швов после нескольких особо удачных попаданий, да и в процессе движения по сильно пересечённой местности на больших скоростях, корпус, испытывая «нерасчётные перегрузки», со временем мог банально «треснуть» по швам. Но такова была плата за «технологизм». Для дополнительного упрочнения, «где тонко там и рвётся» — швы усилили кницами-косынками.

Из-за проблем с доведением до ума и запуском в серию пушки ПС-3 (которая теперь рассматривалась как универсальная для всех типов танков) и, соответственно, дефицита КТ, в «усовершенствованной» башне заранее предусмотрели больший объём пространства под установку ЛЮБОГО перспективного трёхдюймового орудия. Но… устанавливалась, ПОКА, более доступная спарка 45 мм 19К с пулемётом ДТ – как на Т-26 и БТ. Вынужденный «шаг назад перед двумя шагами вперёд»!

Трансмиссия, сделанная на основе БТ, работала удовлетворительно. Как и подвеска. Чего не скажешь о двигателе, который капризничал, задыхался от перегрузки и грелся. Поэтому мотор (благо ещё до серии!) форсировали до 220 л.с. и перевели с воздушного на жидкостное охлаждение, позаимствовав схему охлаждения от всё того же БТ. Знали бы посторонние, каким головняком обошлась перекомпоновка МТО под жидкостное охлаждение, но благодаря чему, мощность действительно удалось довести до 220 л.с. при более надёжной работе.

Те элементы подвески (катки, пружины, поддерживающие и направляющие ролики, ведущее колесо), что показали себя недостаточно надёжными, заимствовали от серийных среднего Т-28, БТ и Т-26. Так было гораздо дешевле, чем придумывать и осваивать новые.

Гусеничные ленты тоже испытывались и от Т-26, и от Т-28, но к окончательному варианту ещё не пришли т. к. не ясно было с финальной массой машины – военные до сих пор не определились окончательно, ни по орудию, ни по боекомплекту для него, ни по конструкции и ёмкости внутреннего бензобака, ни по бронезащите днища и крыши корпуса – слишком различны были мнения по всем этим, не столь уж принципиальным для конструкторов, вопросам. Но! Это ещё не принимая в расчёт значительно более тяжёлый дизель, который призраком маячил где-то в отдалённой перспективе.

Вот с учётом той дизельной перспективы, суммарный разброс по массе мог доходить аж до двух тонн! Прелесть в том, что такое утяжеление было предусмотрено изначально (в т. ч. и за счёт сэкономленной на «оптимизации» корпуса и башни, массе) и вместо дизеля, этот запас по массе можно было использовать на усиление бронезащиты.

Тем не менее, в 1937 году решено было выпустить опытную партию в 10 танков, в наиболее продвинутой на сей момент версии для всесторонних войсковых испытаний, в ходе которых, все эти вопросы найдут своё окончательное разрешение. А 174-й з-д получил задание начать подготовку к серийному выпуску нового танка и двигателя для него. Причём выпуск требовали развернуть в масштабах не меньших, чем прежде выпускали Т-26! (А тех, собирали до 1300 машин в год!). Пока с карбюраторным мотором, т. к. у дизеля ожидаемо нарисовались большие проблемы. И именно тогда, наверное, впервые прозвучали предложения о создании мотора «половинки» от 400-сильного опытного БД разработки двигательного кластера ХПЗ (двигательный з-д №75), где работы шли более успешно.

Работы продолжались, но количество проблем не только не уменьшалось, а напротив росло. Причём проблем мелких, но вредных, от которых разработчики морщились, отмахивались и если и решали те проблемы, то крайне неохотно и порой половинчато (если не сказать по-шарлатански).

А «капризничало» в танке буквально всё! Силовая, трансмиссия, подвеска… Всё требовало тонкой и очень кропотливой работы по доведению до ума… заниматься которой никто желанием не горел. Всем хотелось разрабатывать чего-нибудь нового, чтоб гремело! Чтоб военные уговаривали, чтоб по партийной линии хвалили, чтоб почёт, уважуха, ордена, само собой премии (чем чёрт не шути и «сталинские» в т. ч.)! В общем, танк начали негласно топить, под всякими предлогами тихо саботируя его доработку и тонко намекая, что было бы не плохо начать на его базе разработку новой, более сильной машины, которая изначально будет напроч лишена всех недостатков предшественника! Мамой клялись и даже подсовывали «салфетки» с эскизами.

Но, вместо этого… Как обухом по затылку, разразилось страшное «танковое дело» 37-го года и «за впаривание РККА техники ненадлежащего качества», за все недоработки и дефекты, последовали массовые аресты, допросы с пристрастием, скорые на расправу суды и лагеря на долгие годы…

Остановился этот молох, когда у руля АБТУ вместо репрессированного Бокиса встал герой войны в Испании Д. Г. Павлов, потративший огромную уйму сил и энергии на обобщение опыта применения бронетехники в Испании и это с его подачи, в СССР началась разработка и танков с противоснарядной бронёй и длинностволых мощных танковых пушек.

Павлов добился форсирования прежде «вялотекущей» программы выпуска установочной серии, уже увы, только в 1938 году и привлечения к работам по доводке машины всех ранее арестованных конструкторов и инженеров, которых посчитает нужным привлечь руководство 174-го танкового завода, который теперь курировал уже предсерийную окончательную доработку танка. Тоже самое касалось и разработчиков двигателей. Прежде всего, уже хорошо отработанного карбюраторного МТ-4. Как бы ни повернулись дела с тем БД (В-2), у 174-го завода должен быть свой НАДЁЖНЫЙ СЕРИЙНЫЙ мотор для перспективного танка! Пусть и карбюраторный.

В 38-ом, когда натерпевшиеся жуткого страху в 37-ом, «наскипидаренные» ИТР-ы заработали в бешенном темпе, наконец-то всё начало окончательно срастаться. И танки более-менее прошли цикл войсковых испытаний (хотя и не без проблем) и карбюраторный мотор научился работать «долго и счастливо». Чего пока нельзя было сказать о дизеле, который упорно не желал выдавать положенный моторесурс даже на стенде (вот сука такая!).

Ещё одной, совершенно неожиданной неприятностью, было высказанное в мягкой форме пожелание неких высокопоставленных «товарищей» усилить броню до 45 и даже 60 мм, причём установив её с большими углами наклона, что просто-напросто требовало сотворения нового корпуса. И это только для начала! Ведь и подвеска больше 35 мм брони не факт что успешно потянет и двигатель, при тех хотелках, потребуется более мощный – минимум лошадок на 100!

Это будет просто крах. Всё заново. С нуля. Капризы – дорогое удовольствие! Самое паршивое, что многие ИТР-ы, которым яростная многомесячная возня с уже предсерийной машиной поднадоела своей рутиной, вовсе не горели желанием отстаивать танк, а по прежнему хотели начать разрабатывать новую машину! Ведь это куда как интереснее! Тем более заказчик требует…

Но, заказчик в лице конкретного начальника АБТУ как раз теперь НЕ требовал! Ему нужен был новый танк с противоснарядной бронёй (пусть и лёгкой) «здесь и сейчас». Прежде всего – синица в руках. А уж потом тот журавель х. з. где!

Сунувшийся с протестом на самый верх Павлов, вернулся взмокшим и задумчиво молчаливым. Оказывается, англичане и французы именно 60 мм броню считали теперь по-настоящему противоснарядной, а проведённый обстрел одного из изготовленных для армейских испытаний новенького Т-46 из нашей же 45 мм пушки, закончился лопнувшими сварочными швами и проломами уже с дистанции менее 500 м. Что кое кто наверху, интерпретировал как несомненное вредительство…

Но, Павлов был мужиком не робкого десятка и сумел доказать, что угробить перегрузом, стоящую на пороге серии, машину, избыточными требованиями – много ума не надо. Вредительство скорее как раз в той самой неуместной и крайне несвоевременной хотелке. Все-ж знают, какими пожеланиями выстилается путь в ад! А максимально приемлемой для уже имеющейся конструкции 35 мм брони, может быть вполне достаточно, если та броня будет цементованной, и к тому же, лобовые листы установить под наклоном побольше чем прежде. Борта «наклонять» смысла нет – ведь борт изначально будет по отношению к противнику под острым курсовым углом. Про совершенно «голую ж…пу» в виде 9 мм брони с кормы, никто даже не вспомнил! Мы-ж наступать собираемся, чтоб воевать «малой кровью на чужой территории». А те, кто на полном серьёзе собираются показывать «зад» противнику, по-видимому чего-то недопонимают и объяснять им, их не правоту, придётся очень бдительным и «компетентным» органам…

В крайнем случае, Павлов пообещал обеспечить условия для проведения серии экспериментов с экранированием танка. На ближайшие годы и этих мер достаточно, а там будем думать по обстоятельствам. Тем более, что разрабатываемый на ХПЗ новый танк на пятикатковом шасси, с вдвое более мощным дизельным двигателем, подходил для столь кардинального усиления бронезащиты гораздо лучше! А пехоте, пусть теперь уже не очень хорошо, но хотя бы удовлетворительно защищённая и нормально вооружённая машина нужна «уже вчера»! На том и порешили.

На том и порешили. Но где в таких количествах брать ту 35 мм цементованную броню в 1938 году? Как в 1938 году соединять детали цементованной брони? Опять клепать? Не технологично. Сваривать? И что от той цементовки в районе швов останется?

Решать проблему цементованной брони постановили объединив усилия металлургов, химиков, физиков, танко и судо строителей.

Вариантов соединения нашли сразу два – либо сперва сваривать корпус, а потом уже проводить его цементацию. Что конечно дорого и не технологично. (Проще тогда уж вообще корпуса и башни отливать!). Либо, опять-таки поднапрячь дорогих товарищей металлургов и разработчиков сварочного оборудования, чтоб получить сорт брони, которая и сварку будет переносить нормально и по прочности будет не хуже цементованной. Всегда ведь хорошо быть «здоровым и богатым»!

Павлов, не питая никаких иллюзий относительно сроков успешного завершения всех этих работ, дал «добро» на оба варианта сразу – какой окажется более скорым, перспективным и соответственно предпочтительным, на тот и будем ориентироваться. А пока – будем делать танки по старой технологии и опытным путём определять их возможности в плане оптимальной и даже максимально допустимой экранировки!

И вот, в самом начале 1939 года, новый танк «непосредственной поддержки» под маркой Т-47 с наклонной лобовой бронёй, из-за невозможности (пока!) варить цементовку – гомогенной (40 мм лоб, 35 мм борт, 15 мм корма) и новенькой пушкой Л-10 был запущен в серию вместо Т-26. Но, полностью сменить Т-26 в серии он должен был лишь к концу года.

К Дню Красной Армии, 1940 года, когда своевременно реконструированный 174-й танковый завод выдал первую тысячу серийных Т-47 (из которых военная приёмка приняла не более 2/3), и готовился осчастливить РККА модификацией с уже серийным дизелем, в КБ завода началась детальная проработка ещё более усовершенствованной версии Т-47, получившей индекс Т-48. Это должна была быть очень крутая версия! При броне тех же толщин, это уже будет новая сваркопригодная цементованная броня! Более надёжная, технологичная и мощная пушка Ф-32. Дизель-мотор. Торсионная подвеска. Абсолютно новая, «обтекаемая» башня с командирской наблюдательной башенкой… В общем фантастика в возможность быстрого запуска которой в серию, едва ли кто верил… И правильно делали! Поскольку это наше будущее. А пока – и Т-47 был очень даже не плох. Ещё бы качество подтянуть, заменить им Т-26 в войсках, а тогда уж можно подумать и о серийном выпуске Т-48. Его как раз к тому времени доведут до ума.

Этому альтернативному танку (хоть в виде Т-47, хоть в виде Т-48), наряду с Т-34 и КВ прочили стать одним из трёх основных в РККА. Причём, будучи на много «старше всех» по срокам разработки, легче и проще всех из этой троицы, он (в виде Т-47) был самым доведённым до ума, самым надёжным и наименее дорогим в производстве. Вооружать им, предполагалось и моторизованные дивизии, и кавалерийские, и бригады непосредственной поддержки пехоты и (когда-нибудь, в отдалённой перспективе) даже отдельные танкобаты стрелковых дивизий!

ПЫ.СЫ. Эскизов АИ танков не привожу сознательно – не хочу, чтоб обсуждение опять свелось к ползанию «с рулеткой» по рисункам и требованиям доказать, что ОНО в то, что нарисовано, ВЛЕЗЕТ.

Вместо – Т-46 из WOT – чем-то обязательно был бы похож на самый первый вариант альтернативного Т-46.

Подписаться
Уведомить о
guest

57 комментариев
Старые
Новые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Альтернативная История
Logo
Register New Account